АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ КОМИТЕТ им. И.В.СТАЛИНА

СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ ПО ТЕЛ.

СООБЩИТЬ О ФАКТЕ КОРРУПЦИИ
+7(495)
692-54-95
+7(495)
692-76-51

Коррупция в России. Итоги года

На основе данных, полученных в 2013 г. из региональных судов всех 83 субъектов Российской Федерации, Комитетом по репрезентативной выборке проанализированы приговоры по коррупционным преступлениям за весь 2012 год. 

Анализ статистики привлечения судами в 2012 году к уголовной ответственности за коррупционные преступления произведён по следующим регионам России: Калининградская область, Москва, Республика Татарстан, Владимирская область, Липецкая область, Тульская область, Республика Марий Эл, Курганская область, Приморский край.

В целях достижения наибольшей информативности и репрезентативности для исследования выбраны регионы от Калининграда до Владивостока, исходя из расчёта 1 к 10 для различных типов субъектов Федерации. Таким образом, в исследовании представлены 2 из 21 республики (Республика Марий Эл и Республика Татарстан), 1 из 9 краёв (Приморский край), 5 из 46 областей (Владимирская, Калининградская, Курганская, Липецкая, Тульская) и т. д. При этом столица России - Москва представлена наибольшим количеством приговоров судов за коррупционные преступления и является центральным пунктом исследования обозначенной проблемы.
 
Из 316 приговоров только 46-ю в качестве основного наказания назначено лишение свободы на реальный срок, остальными 270-ю: 178 штрафов, 85 условных наказаний,  5 лишений права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, 1 исправительные работы, 1 обязательные работы. Полагаем, что штраф в качестве основного наказания должен применяться в случаях низкой общественной опасности совершенного преступления, что никак не относится к коррупционным составам. Даже если речь идёт о небольших суммах прямого ущерба от преступления, то необходимо помнить, что коррупция уничижает авторитет власти. Указанная тенденция ведёт к нигилизму и, соответственно, росту количества самых разнообразных преступлений и правонарушений. В этой связи считаем более обоснованным применение штрафа в качестве дополнительного наказания, а лишения свободы на реальный срок - как основного наказания.
 
Так, начальника службы управления муниципальным имуществом Садовского сельского совета Кетовского района Курганской области Валентину Зоммер за 38 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 292 УК РФ («Служебный подлог, повлекший существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства») суд первой инстанции приговорил к штрафу 120 000 р. Речь идёт о регистрации прав множества граждан на земельные участки, купленные жителями села у её начальника – главы МО, который не имел полномочий распоряжаться этой недвижимостью. Василий Гузев - глава администрации Садовского сельского совета Кетовского района Курганской области за указанные многочисленные преступления приговорён 10 мая 2012 года к 4 года лишения свободы условно с лишением права занимать должности государственной и муниципальной службы на срок 2,5 года. В обоих случаях наказание явно недостаточно строгое, однако самое удивительное заключается в том, что данные лица уже совместно совершали преступные действия. Суд приговором от 29 декабря 2011 года уже назначал Гузеву за 10 преступлений по ч.1 ст. 292, 22 преступления по ч. 2 ст. 286 и 13 преступлений по ч. 2 ст. 292 УК РФ 3,5 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и штрафом в размере 200 000 р. с лишением права занимать должности государственной и муниципальной службы на срок 2,5 года, а Зоммер за 8 преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 292, и 22 преступления, предусмотренных ч. 2 ст. 292 УК РФ, - штраф 120 000 р. Почему суд выбирает столь мягкие наказания, когда очевидно, что они не имеют должного воздействия на преступников? Возможно, дело в том, что в 2009 году на выборы главы сельсовета Гузев выдвигался от партии «Единая Россия», что в российской судебной системе зачастую автоматически рассматривается как смягчающее вину коррупционеров обстоятельство?

Стоит заметить, что подобные наказания (штраф или условный срок лишения свободы) применяются в 83 % случаев, что существенно сказывается на увеличении темпов роста уровня коррупции в России, так как указанными мерами не достигаются основные цели наказания: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Осуждённые, оплатив штраф, предпринимают попытку вновь обогатиться незаконным путём, т. к. в 83 случаях из 100 максимум, чем они действительно рискуют – это незаконно приобретённые денежные средства и имущество, и то, если они не перешли к так называемому «добросовестному приобретателю». Проблемы взыскания назначенных штрафов ложатся на органы принудительного исполнения, которые пытаются достичь цели восстановления социальной справедливости, однако исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений не происходит совсем.

Случается, что осуждённые предпринимают попытки договориться с судебными приставами, например, о снятии запрета на переоформление прав на имущество и об отмене ограничений распоряжения им, наложенных в рамках исполнительного производства. Так, судебный пристав-исполнитель Яна Якушенко приговорена московским городским судом к 7 годам лишения свободы (с отсрочкой до достижения ребенком 14 лет, т.е. до 2021 г.) за получение около 1,5 млн. рублей за указанные действия.

Стоит заметить, что существуют исключения из случаев, когда применение штрафов является недостаточным наказанием.

Десятки государственных и муниципальных служащих в Липецкой и Курганской областях, имея заработную плату немногим более прожиточного минимума, ещё сильнее занижали указанные показатели для получения льгот и субсидий. Так, некая работница сельской администрации Липецкой области, имея месячный заработок в размере около 9 тысяч рублей, ради получения ежемесячного пособия на ребёнка от 100 до 150 рублей, изготовила справку о доходах, где указала размер зарплаты в 4493,1 рубля. Подобными действиями она нанесла за 4 года 4 месяца ущерб отделу социальной защиты населения в сумме 11245 рублей 02 копейки. Приговором суда ей назначено наказание в виде штрафа в размере 48000 рублей. Не оправдывая такого рода преступления, считаем нецелесообразным применение к подобных случаях больших штрафов.

Ещё один случай назначения неоправданно высокого штрафа – приговор главе Верхнеуслонского муниципального района и председателю Совета Верхнеуслонского района Татарстана единороссу Александру Тимофееву. За взятку в 5 млн. рублей он содействовал предоставлению предпринимателям трех участков земель сельскохозяйственного назначения площадью 11, 16 и 56 га, за что приговорён к штрафу в размере 300 000 000 рублей с лишением права занимать соответствующие должности сроком на 3 года. Вызывает сомнение возможность взыскания такой суммы штрафа даже с учётом изъятия всего имущества, кроме минимально необходимого для жизни в соответствии с законом. Намного уместней считаем назначение лишения свободы на срок от 4 лет и штраф в соответствии с санкцией ч. 6 ст. 290 УК РФ.

Исследуя приговоры того же региона по делам о махинациях с землёй, можно заметить устойчивую тенденцию применения весьма мягких мер к преступникам.

Так, Рыбно-Слободский районный суд осудил бывшего главу Троицко-Урайского сельского поселения Фарида Ситдикова за то, что он дал незаконное указание секретарю исполкома сельского поселения подготовить фиктивные документы о наличии у собственной супруги госпожи Ситдиковой, а также начальника Рыбно-Слободского отдела Управления Росреестра по РТ Эльмиры Бариевой прав на земельные участки в селе Троицкий Урай. Впоследствии право собственности на земельные участки на основании сфальсифицированных документов было зарегистрировано на Ситдикову и Бариеву. Ситдиков за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 (мошенничество), ч. 2 ст. 292 (служебный подлог) приговорен к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года со штрафом в размере 10 тыс. рублей. Бариева за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество), приговорена к штрафу в 105 тыс. рублей.

За незаконное отчуждение муниципальных земельных участков в частную собственность третьих лиц осужден бывший глава Русско-Ошнякского сельского поселения Талип Гимадиев. Приговором Рыбно-Слободского районного суда он признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 286 (превышение должностных полномочий), ему назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, с лишением права занимать соответствующие должности сроком на 1,5 года.

Всего в 2012 году в результате прокурорских проверок возбуждено 15 уголовных дел в отношении руководителей органов местного самоуправления Татарстана. Прокуратура установила, что в Арском, Верхнеуслонском, Мамадышском, Рыбно-Слободском и Зеленодольском районах РТ главы сельских поселений фальсифицировали документы, на основании которых муниципальные земельные участки переходили в частную собственность.

Такие значительные суммы штрафов, как в случае с Александром Тимофеевым, также не стоит считать достаточно суровыми мерами, т.к. они едва ли могут быть взысканы в полном объеме. Однако из-за них статистические показатели о данном виде наказания выглядят искажёнными: средний размер штрафа как основного наказания составляет более 2,5 млн. рублей, а в качестве дополнительного – 2 млн. рублей.

Что же касается статистики привлечения к уголовной ответственности лиц в зависимости от занимаемой ими должности, то наиболее часто за коррупционные преступления в 2012 году привлекались сотрудники МВД (53 приговора), врачи (46 приговоров) и воспитатели, учителя и преподаватели (34 приговоров), а также главы муниципальных образований (21 приговор) и работники судов (17 приговоров). Наиболее многочисленная, в силу своей разнородности, категория - работники органов исполнительной власти, администраций (кроме, глав МО, МВД, и некоторых работников медицинской и образовательной сферы, рассмотренных отдельно) содержит 109 приговоров, включая 2 сотрудников ФСКН, 2 сотрудников таможни, 6 работников почты, 3 служащих ФМС, 4 ФСИН, 10 МЧС, 5 ФНС. Не входят в указанную категорию работники прокуратуры и следственного комитета (по 1 приговору каждый). Отдельные группы состоят из работников государственных и муниципальных унитарных предприятий и учреждений, кроме работников медицинской и образовательной сферы (31 приговоров) и работников коммерческих хозяйственных обществ с участием государственного или муниципального капитала (3 приговора). 

На одном из таких муниципальных предприятий руководитель 17-ю приказами премировал себя за 17 месяцев, а также в честь Дня защитника отечества и в качестве компенсации за неиспользованные отпуска на 14 дней больше положенного. Общая сумма, которая с учётом налогов была получена им в кассе организации составляет 263 314 рубля, за что решением суда ему запрещено занимать соответствующие должности в течение 5 лет. Прокуратура обжаловала приговор, однако кассационная инстанция не согласилась с доводами обвинителя о чрезмерной мягкости наказания и оставила приговор первой инстанции без изменений. При этом, самое интересное, что гражданский иск не был предъявлен, т. е. муниципальное предприятие не пыталось вернуть присвоенную руководителем сумму.
 
Среди осуждённых 21 глав муниципальных образований, партийная принадлежность 4 из них не определена. Остальные – единороссы (некоторые уже бывшие).

Данные о депутатах различного уровня не были представлены судами среди информации об иных субъектах коррупционных преступлений. Указанный недостаток формирования статистики частично компенсирован данными Генеральной прокуратуры Российской Федерации, по сведениям которой в 2012 году к уголовной ответственности за коррупционные преступления были привлечены 52 депутата. Данный показатель кажется заниженным, т.к. только в Татарстане 14 единороссов-глав муниципальных образований являлись одновременно и депутатами, так как были избраны местным представительным органом из своего состава.

Вышеуказанное исследование позволяет сделать вывод о необходимости изменения практики применения наказаний за коррупционные преступления в части более широкого применения лишения свободы на реальный срок, а также исправительных и обязательных работ, выработки критериев назначения адекватного размера штрафов.

Правоохранительным органам рекомендуется обратить внимание на различие сфер выявления коррупционных преступлений в зависимости от регионов в целях освоения успешного опыта и методов борьбы с коррупцией, а также обратить внимание на особенности руководства административных и административно-распорядительных органов, выявленные данным исследованием.

Кроме того, необходимо заметить, что предложенные Президентом России поправки в Конституцию, в соответствии с которыми заместители Генерального прокурора Российской Федерации назначаются на должность и освобождаются от должности Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации, прокуроры субъектов Российской Федерации назначаются на должность Президентом Российской Федерации по представлению Генпрокурора, согласованному с субъектами Российской Федерации, прокуроры субъектов Российской Федерации освобождаются от должности Президентом Российской Федерации, и иные прокуроры, кроме прокуроров городов, районов и приравненных к ним прокуроров, назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом Российской Федерации, вероятно, приведут к росту уровня коррупции.

Выводы: 1) Российское антикоррупционное законодательство и соответствующая правоприменительная практика не обеспечивают отправление справедливого правосудия в отношении коррупционеров по двум основным критериям -строгость и неотвратимость наказания. Значительному числу преступников удается полностью избежать ответственности. В тех же случаях, когда ответственность все же «настигает» злоумышленников, она абсолютно не соответствует степени их реальной общественной опасности и ущерба, нанесённого коррупционерами гражданам и государству;

2) Введенная президентом Медведевым в 2011 году «система откупа», т. е. кратных штрафов за коррупционные преступления, доказала свою полную несостоятельность. В 2012 году приговоренные за взятки граждане заплатили 155 миллионов рублей штрафа, тогда как должны были заплатить два миллиарда. Таким образом, должники выплатили только 7,5 процента от долга. В текущем году пленум Верховного суда даже вынужден был принять специальное решение о лишении свободы осужденных за коррупционные преступления граждан, не способных заплатить штраф. При этом Верховный суд постановил, что осужденным можно предоставлять рассрочку на срок до пяти лет, а при назначении штрафа нужно учитывать имущественное положение коррупционеров и их семей.

Рекомендации:

1) Наказания, назначаемые судами  за коррупционные преступления, должны соответствовать степени реальной общественной опасности и уровню нанесенного противоправными действиями коррупционера ущерба государству и гражданам. Именно поэтому Комитет считает необходимым законодательно исключить возможность вынесения условных приговоров по коррупционным составам преступлений и значительно увеличить сроки давности по ним;

2) Вместо неэффективной «системы откупа» (кратных штрафов) Комитет считает необходимым максимально расширить сферу применения  такой дополнительной меры наказания за совершение коррупционных преступлений какконфискация имущества. Именно использование в полной мере указанной санкции позволит обеспечить должную строгость и антикоррупционного законодательства;

3) Комитет считает необходимым увеличить срок лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на срок до 10-15 лет для впервые совершивших коррупционное преступление граждан и ввести запрет на государственную службу для коррупционеров-рецидивистов. Во многих случаях это позволит избежать повторного совершения коррупционных преступлений и позволит предотвратить значительный ущерб государству. В 2014 году КПРФ необходимо внести соответствующий законопроект в Государственную Думу.